Ролевая по Наруто - Хроники мира Шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Резиденция Хокаге

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

...

0

2

==> Улицы
Когда на строки книги нашла широкая тень, Хатаке понял, что они приближаются к резеденции Хокаге. Команда отстала в своих разборках. Видимо есть вещи, которые никогда не меняются. Констатировал Хатаке, входя в здание. Вечно немноголюдные коридоры в очередной раз встретили своей монотонной тишиной и ровным рядом окон, отражающих солнце не полу и стенах напротив. Всё выглядело совсем как обычно, так же безмятежно.
Для кого-то из шиноби это может быть сильным потрясением, а именно для молодых и неопытных, что не застали время войн и разрушений. Но ветераны и бывалые бойцы смотрят на это как на обычный период в их жизни. Только осознавая что сейчас лишиться этой самой жизни намного проще чем в другое время. Однако на то они и шиноби, чтобы вечно находиться под угрозой своего существования. Вобщем-то тот, кто прошёл все испытания, стал генином, а затем чунином уже многое доказали, а в частности то, что они поняли - какой путь избрали. Но может быть если бы они знали, что им предстоит пережить, то ещё много раз передумали. Какаши видел боль многих молодых ниндзя, включая и своих учеников. Но он мог лишь сочуствовать, хоть и не ощущал до конца их чувств, только понимал их. Эта боль, со временем она притупляется, может от привычки, а может от осознания её неизбежности. Сам Хатаке уже давно перестал об этом задумываться - незачем, только доставляет излишние помехи. Умение мириться с этим - то, что приходит с возрастом и опытом.
С другой стороны перед глазами элитного джонина не раз мелькало удивительное явление в лице его первого по сюрпризам во всей Конохе ученика. По сути его путь представлял из себя череду безумных обещаний и ещё более безумных попыток их исполнить. Но ведь удаётся же. Какаши смотрит на Наруто с удивлением, которое уже давно было казалось несвойственным для опытного и повидавшего на своём веку шиноби качеством. Хотя Хатаке не мог сказать - каким является Узумаки на сегодняшний день. Давно фокусов никаких не выкидывал и джонином стал, остепенился. Хотя в то, что он сильно изменился верится с трудом. Годы конечно своё берут, но, как уже Какаши сегодня отмечал - "видимо есть вещи, которые никогда не меняются". И если оно так на самом деле, то этому остаётся только порадоваться. В конце концов Наруто несёт в глазах Хатаке надежду на то, что новое поколение шиноби совершит то, что превзойдёт достижения предыдущего поколения и принесёт нечто новое, более правильное и справедливое.
Тишина прерывалась лишь стуком подошв обуви команды ниндзя и приглушёнными звуками с улицы. Так они добрались до двери в кабинет Хокаге. Убрав книгу и пару раз постучавшись, Хатаке взялся за дверную ручку и зашёл. Сразу же заприметил сидевшую как обычно за столом Цунаде-сама. Шизуне не заметил, но было не поисков, обратился к Хокаге:
- Хокаге-сама. Команда Какаши прибыла с миссии. Поставленную задачу выполнили, потерь не имеем. Всё как обычно, стандартный доклад.

0

3

===>>>> Улицы

После небольшой перепалки на улицах Конохагакуре Наруто чувствовал себя еще более неудовлетворенным в споре, возникшим между ним и его сокомандником - Саем. Необыкновенная способность Наруто восстанавливать свои силы невероятно быстро сейчас почему-то действовала невообразимо медленно. Даже факт качественно и быстро выполненной миссии нисколечко не делал Узумаки более или менее счастливым. Сам он уже давно не задавал себе вопроса, почему в последнее время он чувствует себя все хуже и хуже - события в мире, а точнее - почти полный захват мира Акатцуки волновал его так, словно он сейчас был сам Хокаге своей деревни, вместо бабули Тсунаде. 
"..Главное, чтобы Тсунаде скорее приняла хоть какие-то меры. В Суне недавно произошла такая трагедия - мы должны, в любом случае, помочь им, во что бы то ни стало!... - и в доказательство своих мыслей, Узумаки едва нахмурился и крепко сжал кулаки, - Нужно будет немедленно предложить свою помощь стране-союзнице.."
- Сакура, - внезапно обратился он к розововолосой девушке, идущей с ним бок о бок. Как только она повернула голову к нему и взглянула своими удивленно-счастливыми глазами цвета свежевыкошенной травы, Наруто ощутил внезапный прилив чего-то такого родного и давно любимого. Просьба о помощи пострадавшим в Суне застряла тяжелым комом где-то в горле, разговор о том, что и Конохе тоже грозит та самая опасность, что и другим Скрытым деревням - Наруто, к двадцати одному году все-таки стал реально оценивать возможности Акатцуки, - снова будет отложен. А если и будет возобновлен, то закончиться на полуслове - они слишком хорошо друг друга понимали, видели насквозь и угадывали по глазам любую фразу. И именно поэтому Узумаки уже заранее знал ее ответ на его просьбу прислушаться к словам Шикамару и покинуть Коноху. А по сему...
"...Нет. Она не оставит Коноху - она одна из ее шиноби, верных солдат, к тому же - великолепный медик."
Но черт. Так хотелось, чтобы она так же отчаянно не шла на эту войну, как он сам. Так же отчаянно и с желанием победить - без страха умереть за родную деревню.
"..Нет. Ей нельзя. Ни за что."
- Сакура... - тихонько повторил он так, чтобы ни Сай, ни Какаши не обратили внимания на его речь, - Не засиживайся в госпитале после того, как разойдемся, - попросил он ее, хотя на самом деле желал сказать совершенно другое. Его с головой выдали его глаза - по сему он бы не удивился, если бы Харуно сейчас скептически скривила тонкие губы.
Лестничные проемы и коридоры резиденции они преодолевали как-то даже слишком быстро, даже при условии, что очень устали. Кабинет Годайме Хокаге находился выше всех других помещений, но и туда шиноби не больно-то торопились, хотя Хатаке Какаши, по всей видимости, не особо волновался по этому поводу - попросту войдя к Тцунаде, сразу и сходу доложил о выполненной миссии. Наруто тоже медлить не стал:
- Бабуля Тцунаде, - позвал он ее, чтобы та обратила на него хоть какое-то внимание, - Что там с Суной? Вы отправляли команду из Конохи на помощь им?... - на давно волновавший его вопрос он планировал услышать достойный ответ - судьба Казекаге деревни Скрытого Песка - Сабаку Но Гаары определенно тревожила. Узумаки очень надеялся, что на этот раз Гааре все-таки удастся выжить - спасти его, как бабуля Чие, больше никто бы не смог.

0

4

Сенджу Цунаде

Цунаде сидела за столом, опустив голову  на руки, подушечки пальцев с силой потирали виски. Просто сказать, что Цунаде устала – это значит не сказать ничего. События последних дней изрядно напрягали – куча работы, плачевное состояние дел, стопка документов, возвышавшаяся грозно на столе. А в них, вновь и вновь лишь подтверждение того, что Коноха сейчас находится не в лучшем положении. Короткий перерыв и снова черная полоса. Войны, конфликты, противостояния...
- Да что ж это такое. Почему все не может идти так, как надо?
  Цунаде устало вздохнула. В резиденции стояла непривычная тишина, настолько она была угнетающей..Хокаге сейчас было нелегко. Очень не хватало Шизуне. С верной помощницей дела шли намного быстрее - она всегда умела верно подготовить бумаги, распределить все четко по своим местам. Сейчас Шизуне была на миссии - сказывалась острая нехватка шиноби. Заданий, в связи с обострившейся ситуацией, было все больше и больше,  но оставлять деревню без хорошей защиты... Цунаде было неимоверно сложно верно определить, что сейчас самое правильное и нужное для Конохи. Сведения поступали самые противоречивые.  Тем временем тишину нарушил приближающийся звук шагов за дверью. Хокаге посмотрела в сторону доносящихся звуков, взгляд усталых глаз скользнул по дверной ручке, которая шевельнулась под рукой... Как оказалось, Хатаке Какаши..  Хокаге откинулась на спинку кресла, приняв обычный, серьезный и сосредоточенный вид, несмотря на всю усталость.
-Хокаге-сама, команда Какаши прибыла с миссии. Поставленную задачу выполнили, потерь не имеем.
  - Хорошо, - Цунаде открыла одну из папок, пробежавшись глазами по строкам.
Значит, Наруто тоже в Конохе. Акацуки сейчас очень сильны, если они решат продолжить свою охоту на биджу, то носитель Девятихвостого станет их целью.
Как буд-то в дополнение к мыслям Цунаде, в кабинет вошел Наруто.
- Бабуля Тцунаде, что там с Суной? Вы отправляли команду из Конохи на помощь им?... – в голосе Наруто звучала обеспокоенность. Цунаде лишь устало вздохнула.
  - Я просила не называть меня Бабулей! – настойчиво и серьезно повторила она.
   Суна.. Их просьба о помощи была весьма неожиданна, Коноха и так не располагала большими силами, но Хокаге отправила отряд на помощь. Вот только вестей от них до сих  пор не было. И это было весьма подозрительно. Все, на что оставалось надеяться Цунаде, что Шикамару не подведет и в скором времени прибудет в Коноху с докладом. Нападение на Суну было весьма тревожным обстоятельством. Акацуки близко, слишком близко для того, чтобы сохранять спокойствие. Коноха может стать следующей, поэтому Шикамару нужен тут.
  Собрать совет старейшин, чтобы принять решение относительно будущего деревни?  Сейчас было не лучшее время углубляться в мысли. Наруто и Какаши ожидали ответ.
   - Команда была отправлена, - ответила Цунаде, смотря  прямо перед собой. Со стороны казалось, что женщина читает что-то, но это был лишь взгляд вникуда.
    - Сейчас мы ждем каких-либо новостей. – большего Цунаде сказать не могла. Она встала с кресла и подошла к окну. Где то там, вдали, за окном, над горизонтом, сгущались тучи. Их тяжелые серо-фиолетовые мысы возвышались над лесами, охватывающими деревню.
Что же будет дальше….

0

5

Улицы селения --------------->>>[х

Недавняя перепалка, если ее можно так назвать, не получила дальнейшего развития. И скорей всего это благодаря тому, что цель их "прогулки" - высокое здание замысловатой формы, достойное называться Резиденцией Правителя Конохи, - приблизилась к ним вплотную; а совершенно не по желанию какой-либо из участвовавших в споре сторон. Кто знает, куда это могло завести молодых людей, ведь, собственно говоря, даже их сенсей Хатаке Какаши не думал вмешиваться, пуская все на самотек. Если бы он следовал примеру Ямато - это было бы из ряда вон.
Но все же они взрослые люди и вправе сами разобраться со своими проблемами. А самое правильное в данный момент - задуматься о куда более важных вещах - том, что грозит не только их Деревне, а и всему миру...
Война. Она уже была у порога, и стучалась в дверь, вернее, главные ворота Конохи. В связи с этим миссий становилось куда больше, а шиноби куда меньше. Некоторые не возвращались. Но для Сая это не играло важной роли. Он относился к этому как-то уж слишком отстраненно - принимал к сведению, да и только. Все же джонин до последнего оставался солдатом, коего из него сделали люди из "Корня". По крайней мере, он был таким в момент сражения (а чего еще желать). И собственная жизнь не имела для него цену, только приказ. А то, что некоторые "убивались" после гибели товарища - это казалось странным. Непонятным.
...Через несколько недолгих минут вся компания уже преодолела подъем по лестницам и шагала в направлении кабинета Хокаге - когда до конечной цели оставалось незначительное расстояние, казалось, открылось второе дыхание. Сай смиренно шагал позади всех, не говоря ни слова. Естественно, что в кабинет он тоже зашел последним.
Он не был капитаном команды, поэтому отчитываться парню надобности не было. Даже рот можно было не раскрывать. Поэтому он, словно черно-белая тень, стоял рядом со своими напарниками и оставался молчаливым наблюдателем. Даже обычной улыбки на лице не было. Будто бы царящая в этом кабинете атмосфера, говорящая о всей серьезности ситуации, подействовала даже на безэмоционального художника.
Первое, что бросилось в глаза - неизменной Шизуне рядом с Цунаде-сама не было. Либо у нее было некое поручение, либо миссия, этого Сай не знал. Но не больно-то и хотелось. Сейчас брюнет желал лишь одного - поскорее закончить с этим и направиться в свою небольшую квартирку, где его ожидала застеленная - целую неделю не тронутая, - кровать.
- Вы отправляли команду из Конохи на помощь им?... - сходу обратился Узумаки, отбросив неуместные в это время приветствия. Тут же обсуждение в кабинете резко перескочило от отчета к ситуации в Суне. Не так давно там завершились сражения, деревня потерпела поражение и нуждалась в помощи, в особенности - медицинской.
Взволнованный тон говорившего не остался не замеченным. Похоже Наруто очень беспокоит состояние этой деревни. Хотя не столько ее, сколько тех, кто там проживает. Сай знал, что Кадзекаге Песка и Удзумаки дружны, но все равно, почему этот блондин так печется о состоянии здоровья каждого. Это все была натура блондинистого. И почему же Саю это так сложно было понять?
Это все эмоции... У Наруто они хлещут через край. На ум пришли слова Данзо. Данзо-сама говорил, что беспокойство за других (равно как и другие чувства) мешают выполнению первоначальной цели. И их нужно отсекать. Без раздумий. Но на собственном примере ведь этот безбашенный блондин доказывал обратное. Саю все равно этого не понять, сколько не старайся. И все чаще его посещали мысли, что ему это не дано, так стоит ли напрягаться, почему бы просто не жить, как умеешь. Ибо будет ли польза от того, что он поймет?.. Неизвестно. Понятно лишь одно - сам он в себе разобраться не сможет.
...Прежде, чем Пятая ответила на вопрос Наруто, Сай решил было, что их следующей миссией будет отнюдь не отдых и восстановление сил, а отправка в Суну в качестве подмоги. Собственно, художнику много времени для возобновления сил никогда не требовалось - несколько часов сна, и он готов был выполнять следующее задание. Но благо команда уже была отправлена (но не исключено, что для них подготовлено другое задание), и все, что сейчас оставалось, как сказала Цунаде-сама, ждать вестей.
Внимательные черные глаза проследили за тем, как женщина пересекла небольшое расстояние от своего стола к окну. Похоже бездействие было ей невыносимо. Сай же мог часами ждать распоряжения, не сетуя ни на кого и ни на что. Хотя лучше всего было, когда ждать он мог наедине, и соответственно была возможность как-то занять свое время. Но спрашивать по поводу отбоя художник бы и не подумал - не так он был "выдрессирован".

0

6

---> Улицы.

Дальнейший путь до резиденции не был «скрашен» очередным спором или разросшимся конфликтом, на почве хамства Сая в сторону Сакуры. Хотя со стороны Сая, со стороны смысла, который он вкладывал в свою фразу, это было скорее дружеским стёбом, а не хамством. К сожалению, он так и не научился различать эти две вещи. Оставалось только наказывать за особую наглость угрозами и кулаками. Или порой вовсе пропускать мимо ушей, всё-таки Сай уже взрослый человек, а Сакура и Наруто ему не родители, чтобы тыкать шиноби носом в его ошибки в построении общения. 
Харуно шла рядом с Наруто, мысленно борясь с желанием уговорить его отказаться от идеи пойти в резиденцию. В конце концов, Какаши-сенсей мог справиться с этим один, а ей так хотелось домой… Где она смогла бы уже, наконец, отдохнуть, нормально поесть, принять горячую ванну и уснуть, обнимая своего любимого блондинистого шиноби.
«Сакура, Сакура… вроде бы ты уже слишком взрослая, чтобы придаваться мимолётным желаниям. Сейчас куда важнее помочь Тсунаде-сама, ведь у неё наверняка найдётся для меня поручение. Помочь Тсунаде-сама, больным в госпитале… Интересно найду ли я время, чтобы помочь самой себе?»
И не то чтобы куноичи была больна и ранена или у неё были проблемы, как говорится, личного характера с Наруто. Её волновала куда более глобальная проблема, касающаяся Акацук. И обсудить нормально и объективно она могла её лишь с собой. Это не было причиной непонимания между ней и Наруто, который являясь одновременно и любовником и другом, был тем, с кем обычно Харуно обсуждала свои мысли и переживания. Но не в этом случае… их взгляд на проблему был с одной стороны схож, с другой стороны совершенно противоположен. Тот прославленный коноховский дух огня не давал им обоим допускать мысль перестать сражаться за родное селение, сдаться силам, которые покорили уже почти все селения. Ни за что и никогда. Уничтожить Акацуки и их власть над всеми – цель тех, кто уже пострадал от рук организации, или тех, кто находится под прямой угрозой нападения. И Сакура, и Наруто были готовы сражаться за Коноху до конца, это и было то, что было схоже в их мыслях. Только вот Харуно казалось, что Узумаки категорически против участия в военных действиях её самой. Они пока ещё не говорили об этом прямо и открыто, но, как и говорилось, проблем с взаимопониманием у них не было,  им и не нужны были слова, чтобы представлять, о чём они думают. Наруто, как будто бы зная, о чём думает Сакура, обратился к ней, назвав её имя. Пытаясь выглядеть как можно более беззаботной, она повернула к нему голову. Вот только продолжать то, что осбирался изначально, он, видимо, не собирался. Харуно не переставала сводить с него взгляда, уже зная, что именно могло заставить его оступиться на полу слове.
-Сакура… Не засиживайся в госпитале после того, как разойдемся.
«Ты что, шутишь?! Почему ты всё время не договариваешь, боишься услышать мой ответ, который знаешь наперёд?! Знаешь и не хочешь его принять… Я никогда не позволю себе трусливо прятаться, зная, что моему селению грозит опасность. Моему селению, моим родным, тебе» - понурив голову и опустив взгляд на землю, девушка дала себе зарок, что обязательно, сегодня же скажет это Наруто. Это глухое бессмысленное молчание и недосказанность, возникающее между ними всё по этой же причине, уже надоедали. Она обязательно с ним поговорит… этим же вечером… ну а пока… Пока ей ничего не оставалось, кроме как вновь взглянуть на Узумаки, слегка улыбнуться ему и уверить в том, что она постарается прийти домой как можно раньше.
Краткий диалог закончился, не успев начаться. Тем временем команда джонинов уже подошла к резиденции хокаге. В кабинете Пятой уже был Какаши-сенсей, что собственное и не удивительно, ведь пока Сакура, Сай и Наруто устаканивали ситуацию, их командир даже и не думал останавливаться. Войдя в кабинет, Узумаки тут же обратил на себя внимание, назвав Тсунаде «бабулей». Сакура каждый раз видела, как раздражает её это прозвище, данное ей Наруто. Хотя сама куноичи не позволяла себе такого и крайне уважительно относилась к своему сенсею, она порой не сдерживала улыбки, особенно, если Хокаге начинала уж чересчур вспыльчиво отстаивать свои права, касающиеся уважительного обращения к ней. Но это было не тем случаем, есть куда более важные проблемы. Хотя Тсунаде-сама, уже скорее автоматически, вновь напомнила Наруто, что не стоит называть её бабулей. На этом, собственно, и порешили. Речь зашла об обсуждении Суны и оказании ей помощи. Сказать честно, Харуно относилась к этому селению, лишь как к хорошему и верному союзнику. Да она была шокирована новостью о том, что Акацуки добрались и до Суны, её это даже в какой-то степени опечалило. Но, Сакуру больше волновал следующий шаг Акацук, который, было уже очевидно, будет направлен на её селение. Этакий цинизм с её стороны позволил ей в чём-то сравнить себя с Саем. Только с тем различием, что Саю вообще не были известны многие чувства и он не мог их понять,  а вот в Харуно эта черта, которая под натиском развития других характеристик, являлась деградированием сочувствия всем и вся.  Благо полностью  забыть о Суне не давал Наруто, который был обеспокоен судьбой этого селения. Что же, оно и понятно, казекаге Гаара был не её другом, а его. Да и вообще, Наруто в этом смысле был более человечен, он всегда сопереживал окружающим, боролся за каждого, даже толком не зная его. Как считала Сакура, это было редким качеством, скорее даже даром.
В этот момент Тсунаде поднялась со своего места и подошла к окну. Только сейчас до Сакуры дошло, что в кабинете нет Шизуне. А ведь она в последнее время выполняла роль прямого посредника Тсунаде с селением, выполняя всякого рода поручения, которым Хокаге не могла посвятить ни на что не хватающее время. В связи с этим Шизуне даже в госпитале редко появлялась. Харуно непроизвольно посмотрела на стол. Документов чересчур много, значит Тсунаде пытается справиться с ними в одиночку, следовательно, Шизуне ей сейчас не помогает.
«Миссия?! Что же… даже если она на миссии, дела с резервами Конохи обстоят ещё хуже, чем это было до нашего ухода на задание»
Тяжело выдохнув, Сакура сделала пару шагов по направлению к рабочему столу Хокаге.
-Тсунаде-сама, позвольте помочь вам с документами, - Харуно было искренне жаль своего сенсея предложить ей помощь и впоследствии оказать её, было долгом куноичи. Как бы Сакуре не хотелось отдохнуть, она понимала, что сейчас она нужна своему сенсею.

0

7

==> Улицы

Звуки шагов, вроде бы и совсем неслышные в обычной суете, сейчас непривычно гулким эхом отражались от стен пустых коридоров резиденции. Размеренный ритм словно  отмерял короткие мгновения, оставшиеся до встречи с Хокаге. Эта тупая периодичность позволяла сконцентрироваться и выстраивала мысли в голове в нужном порядке. Сейчас и нужно-то было всего лишь доложить Пятой обстановку, четко, ясно и по делу. «Хотя, что там докладывать? – поморщился Шикамару. – Пафосно объявить: «Суна пала». Сотни погибших, жалкая горстка выживших… И их количество может уменьшится на одного человека».
Правило шиноби номер двадцать пять. «Ниндзя никогда и никому не должен показывать слез. Он всегда обязан думать только о своей задаче, и сердце его должно быть вырезано из камня». Эти слова легко запомнить, даже такому нерадивому ученику, каким был он,  они прочно засели в сознании каждого шиноби. Но вот выполнить то, о чем они говорят, жить, нося их в своем сердце, было гораздо сложней. Для Шикамару по крайне мере. Абстрагироваться от эмоций, забыть про собственные чувства, становясь просто оружием, ему удавалось не всегда.
Когда личные интересы идут параллельно с долгом, когда приходиться разрываться между ними, но еще нет необходимости чем-то жертвовать, это одно. А когда они пересекаются и даже противопоставляются друг другу, это совсем другое. Сейчас надо было думать о собственном селении, приложить все силы и доказать Цунаде обоснованность и необходимость эвакуации, тактического отступления.
«Возможно, разгромленная Суна станет тем недостающим аргументом, весомым доказательством в пользу моих слов. И ее мертвые руины смогут принести последнюю страшную пользу еще живой Конохе». Шикамару на мгновенье замер перед знакомой дверью, ведущей в кабинет Хокаге. Разум четко и ясно говорил о том, что он должен предпринять, какие слова произнести, как подать информацию, заставить себя выслушать. Но вот в том, даст ли то и дело всплывающий перед глазами образ Темари это сделать, был не уверен.
Будь это мертвенно-бледное лицо, порытый мелкими каплями холодной испарины лоб, горячие от съедающего ее жара и горькие от лекарств губы – было бы проще. Наверное. Но с каждой минутой, с каждым часом отсрочки он терял не эту, а другую Темари. Ту, что шагала с ним рядом по этому же коридору, ту, что улыбалась, называя его лентяем, ту, что он любил, не слишком-то часто показывая это.
И если с первой частью правила он справится: слезы – это пустяк ему давно не тринадцать лет, то вот, что делать со второй, Шикамару не знал. Ставить жизнь одного человека против жизни селения, своего родного селения, недопустимо, но и поступить наоборот, отодвинуть Темари на второй план он тоже не мог. Даже если бы хотел.
Коротки отрывистый стук, шероховатость дверной ручки, чуть слышно скрипнувшие петли – и Шикамару шагнул через порог, быстрым взглядом окинув находящихся в кабинете людей.
- Хокаге-сама, Нара Шикамару вернулся с миссии, - ровного тона, каким и пристало отчитываться в выполненном задании, не получилось. Шикамару сглотнул, и только сейчас, чувствуя, как густая вязкая слюна нехотя смачивает сухое горло, понял, что жутко хочет пить. Но отвлекаться на подобные мелочи было некогда, и не дожидаясь какой-либо реакции со стороны Цунаде, он продолжил:
- Суна полностью разбита. Нападение акацки разрушило селение почти до основания. Они не смогли ничего противопоставить… – доложить обо всем происходящем оказалось проще, чем он думал. Короткий и четкий рассказ, констатация фактов и ничего более, но сколько боли скрывалось за этими сухими словами. – Сейчас немногие выжившие во главе с Казекаге направляются к нам…  
Но оставалась еще главное для Шикамару на данный момент, и откладывать это в долгий ящик он не хотел. «Если разговор уйдет в сторону обсуждения Конохи, необходимых мер, реакции, последствий, то потом обосновать необходимость помощи будет сложней. Особенно помощи в лице Сакуры. Отпускать медика высокой квалификации на задание, когда над селением нависла реальная угроза, не совсем то решение, которое может принять Хокаге. И ее нежелание делать это будет вполне понятно». Шикамару машинально посмотрел на то место за столом Пятой, где всегда так привычно было видеть Шизуне. «Значит еще одним медиком меньше в настоящее время».
- В отряде уцелевших шиноби Суны есть несколько сильно пострадавших человек, среди которых сестра Казекаге, - спокойно говорить о конкретном и самом важном для него раненном было непросто. – Повреждения слишком тяжелые, а людей способных сделать хоть что-то не осталось. Им нужна помощь нашего медика.
Наверное, это прозвучала слишком категорично и требовательно. Шикамару был не в силах оценить собственные интонации. Как и не мог отвести взгляд, непроизвольно остановившийся  на Сакуре.
- Причем хорошего медика… И как можно быстрей.

0

8

---> Улицы

В резиденции девушку встретила неизменная тишина пустых коридоров. Место куда более располагающее к раздумьям, чем шумная улица, но именно сейчас ни одна мысль не лезла в голову, как будто свой запас на сегодня куноичи исчерпала ещё по дороге сюда. Ей не о чем было думать. Идя сюда с целью попросить миссию для себя, Акеми не загадывала, каким именно может быть задание. Не любила загадывать и строить какие-то планы. Мысли о будущем не уходили дальше завтрашнего дня. Вспоминать прошлое девушка тоже не хотела. К чему ворошить успокоившийся муравейник эмоций? Причём, эмоций настолько разных и противоречивых…
Пустота коридора на несколько мгновений показалась куноичи пустотой в её собственной душе. А ведь действительно чем-то похоже. И люди, в спешке проносящиеся по этому коридору или напротив размеренным шагом пересекающие его, так похожи на эмоции, которые начали казаться утраченными. Пустота в душе, в сердце, сейчас ещё и в мыслях. Начинаешь чувствовать себя неким сосудом, который либо забыли наполнить, либо уже опустошили и отставили в дальний угол. Но почему-то тебя это вполне устраивает, и ты уже не ждёшь, что кому-то понадобишься. День за днём опустошённость становится всё привычнее, а мир как-то отдаляется…
Вот и кабинет. Из-за двери доносились негромкие голоса. Постучав, девушка положила руку на ручку двери, открыла её и вошла. Неожиданно было для неё увидеть здесь столько народу. Хотя шесть человек не так уж и много. Скользнув мимолётным взглядом по присутствующим, Акеми посмотрела на Хокаге, стоявшую у окна. Девушка чувствовала, что её присутствие тут совершенно неуместно. Возможно, будь на её месте кто-то более робкий, тут же извинился бы и ужом ускользнул за дверь. Кемоно же сохранила присущее ей невозмутимое выражение лица, хотя, признаться, чувствовала она себя явно лишним предметом интерьера.
Неудачное я выбрала время для визита. Да ещё с просьбой о миссии. Все выглядят встревоженными. Не нужно даже вглядываться в лица, достаточно висящего в воздухе напряжения… Твоё появление как всегда не к месту, Кемоно, - обратилась куноичи сама к себе. – Пятой сейчас будет явно не до тебя.
Молчание. Что-то подсказывало девушке, что разговор оборвался на неприятной ноте. Сделав шаг вперёд, она, всё же, решилась оборвать повисшую тишину.
- Прошу прощения, - извинилась Акеми. – Тсунаде-сама, я хотела спросить Вас, не найдётся ли миссии для меня. Но вижу, Вы заняты. Я, наверное, зайду позже.
Она стояла возле двери, ожидая реакции Хокаге. Один лишь жест, означающий, что чуунинке лучше действительно покинуть кабинет, - и её здесь уже не будет. Краем глаза Акеми уже просто по привычке следила за присутствующим. Обстановка слегка действовала на нервы. Слишком много эмоций скопилось в ограниченном пространстве. И чем дольше девушка находилась здесь, тем больше ей хотелось оказаться где-нибудь в лесу в тени дерева, где только лишь ветер, пение птиц да шелест листьев составляют ей извечную компанию.

Отредактировано Kemono Akemi (2009-02-16 22:19:49)

0

9

Сенджу Цунаде

    В короткий промежуток времени народа в кабинете стало еще больше – вошли Сай и Сакура. Появление ученицы в некоторой степени обрадовало Цунаде. Сакуре  Хокаге доверяла практически так же, как и Шизуне, да и куноити могла помочь ей с кипой дел и бумаг – громадой возвышающихся на столе, тем самым заменив отсутствующую помощницу.
    -Тсунаде-сама, позвольте помочь вам с документами, - произнесла Сакура. Несмотря, что сейчас куноити выглядела весьма уставшей, Цунаде она была нужна.
   - Ты очень вовремя появилась, Сакура,- Вздохнула Цунаде, окинув взглядом стопку документов. Хокаге подошла к столу и взяла несколько папок, с которыми необходимо было срочно разобраться.
    - Просмотри это, бумаги нужно разобрать как можно быстрее, - Цунаде протянула их Сакуре, собираясь провести краткий инструктаж, а затем отпустить всех присутствующих. Обычно в кабинете либо пусто, либо слишком людно. И то и другое вытягивало силы и желание работать. Если бы не бремя ответственности, которое несла Цунаде, то женщина давно бы сидела в ближайшем баре с желанием напиться. Несмотря на все усилия, дела вокруг шли все хуже и хуже. Лишь железная воля, позволяла держать себя в кулаке, и не давать Конохе прийти в упадок. Неожиданно, дверь снова скрипнула и на пороге возник Шикамару. Выглядел он неважно, и это сразу насторожило Хокаге.
  - Хокаге-сама, Нара Шикамару вернулся с миссии, Суна полностью разбита. Нападение акацки разрушило селение почти до основания. Они не смогли ничего противопоставить…- рука Цунаде с силой сжалась в кулак, а между бровей пролегла глубокая складка. Сложно описать все, что в мгновение прочиталось в янтарных глазах Хокаге. Гробовое молчание зависло в помещении. Все звуки разом застыли в воздухе, даже сердца присутствующих замерли в один момент.
  Как это могло произойти? В голове Хокаге новость, только что полученная от Шикамару не укладывалась в логическую цепь информации. Селения падают один за другим. Но потеря союзника, столь важного, это не просто тревожный знак, это уже полноценная боевая тревога. И медлить нельзя не секунды. Цунаде с силой сжала зубы.
– Сейчас немногие выжившие во главе с Казекаге направляются к нам…
- Хатаке,- громким голосом отчеканила Цунаде, давая очередное поручение.
- Немедленно собери команду и отправляйся к границе для встречи выживших. Необходимо немедленно оповестить всех джонинов, чуунинов и генинов, находящихся на миссиях и отозвать их в срочном порядке!!!
- В отряде уцелевших шиноби Суны есть несколько сильно пострадавших человек, среди которых сестра Казекаге. Повреждения слишком тяжелые, а людей способных сделать хоть что-то не осталось. Им нужна помощь нашего медика.
    Ксо… у нас слишком мало свободных подразделений. А для оповещений людей потребуется резерв, которым я не могу распоряжаться столь свободно, чтоб рассредоточить, и тем самым ослабить положение самой деревни. Цунаде посмотрела на Сакуру, ученица должна была понять с полуслова этот взгляд.
   - Харуно Сакура, ты отправишься вместе с Шикамару..- слова Цунаде были прерваны звуком  бьющегося стекла, которое практически совпало с появлением в кабинете Кемоно Акеми.
- Прошу прощения, Тсунаде-сама, я хотела спросить Вас, не найдётся ли миссии для меня. Но вижу, Вы заняты. Я, наверное, зайду позже. – произнесла девушка.
  - Постой. Ты как раз вовремя, - Цунаде повернула голову к окну – в помещение влетела уставшая птица и села рядом с Хокаге. Весть от сил Суны? Цунаде быстрым движением вынула клочок бумаги, на котором было несколько неаккуратных  символов. В глазах отразилось беспокойство, Хокаге взглянула на Шикамару.
- На лагерь напали. Сакура, Шикамару. Вам следует поторопиться. Какаши, если потребуется –задействуй остатки уцелевших шиноби Суны. И помните – жертвы нам не нужны!  Цунаде повернулась лицом к окну и спиной ко всем, чтобы не показывать эмоций, которые читались на лице. Сейчас она Хокаге, и должна думать о безопасности деревни и силах, необходимых для защиты Конохи.
  - Надеюсь, всем все ясно. Времени на отдых нет ни у кого. Отныне все должны быть готовы к тому, что понадобитесь в любую секунду! И… Наруто, тебе запрещено покидать пределы Конохи. Приказ не обсуждается!!!
  Цунаде развернулась, взглянув прямо в глаза Узумаки.
  -Безопасность Деревни превыше всего и ты нужен нам тут! Акацукам нужен девятихвостый.  Ради твоего же блага, Наруто, я не могу отпускать тебя за пределы селения… Наваки… Скользнуло в памяти имя брата. Я больше не допущу потерь. В голосе Цунаде звучала стальная решительность. Сейчас она знала, что делать. И она знала, что сделает все правильно.

0

10

Иногда возникала мысль, что бывает сложновато - не поддаться эффекту общей обыденности и спокойствия. Как будто и нет никаких проблем, ситуации на грани войны, убийств и прочих элементов жизни шиноби. Правда от этих мыслей быстро отбрасывала другая реальность, отражённая в лицах окружающих. И вообще начал часто отвлекаться в последнее время. Неужто старость? Вряд ли, сперва приходит радикулит, хотя не факт...
Как легко стандартный отчёт о выполнении задания превращается в балаган с участием множества действующих лиц. Впрочем в нынешнем положении дел всё смотрелось вполне без неожиданностей. К тому же теперь многое стало понятнее.
Сперва в кабинет влетел Шикамару с докладом о том, что Деревня Песка разрушена. Это означало лишь две вещи: сильный союзник и мощный оплот шиноби пал, а также теперь Коноха определённо находится фактически под ударом, ибо больше на пути у Акацук не осталось никакого сопротивления, кроме многострадальной деревни Листа. Возможно теперь-то и начнётся самая решительная часть всего сырбора. В любом случае о покое теперь можно забыть надолго.
- Хатаке
Прогремело в ушах джонина. Короткий взгляд на лицо Хокаге. Можно сказать, что стартовый выстрел к началу гонок дан.
- Немедленно собери команду и отправляйся к границе для встречи выживших.
Собрать команду. Сейчас большинство шиноби от генинов до джонинов на заданиях. Значит придётся импровизировать на ходу. Сай - этого парня ещё никуда не определили, значит можно приватизировать, на время. Но этого недостаточно. Или нет? С одной стороны - кроме небольших стычек с бандитами по идее больше не грозит ничего. Однако ситуация на границе сейчас неизвестна, да и случиться там может много чего неожиданного. К тому же сложно присвоить этой миссии какой-либо статус, что усложняет задачу в кратном эквиваленте, так как неизвестность - основной проблемный фактор. Хоть два джонина - сила значительная, но всё же полноценная команда в данном случае подразумевает как минимум три человека. Но даже при этом варианте нужно соблюсти баланс - генин будет тормозить остальных, так как не сможет придерживаться темпа более сильных и опытных товарищей. Только вот выбирать тут не из кого, тем ситуация и сложна. Перебор противоречий и цельная масса рассуждений пронеслись в голове джонина со скоростью мысли - сравнимой со скоростью света.
Общий вывод напрашивался на то, что наспех собранная команда будет состоять из двух человек, времени на поиски нет, а если даже Цунаде-сама не в состоянии никого выделить, то гадать нечего. Но случай - штука хаотичная и неоднознозначная.
- Прошу прощения, – Тсунаде-сама, я хотела спросить Вас, не найдётся ли миссии для меня.
- Постой. Ты как раз вовремя
Всё поняв, Хатаке коротко кивнул. Развернувшись к двери, обратил взгляд к как всегда непроницаемому Саю.
- Сай, идёшь со мной. Перевёл взгляд на внезапно появившуюся юную куноичи. - Хатаке Какаши - руководитель твоей временной команды. Выступаем немедленно.
Достал из сумки только что прочтённую книгу и, раскрыв её сначала, направился к выходу. До ушей донеслись слова Хокаге:
- Наруто, тебе запрещено покидать пределы Конохи. Приказ не обсуждается!!!
Это было самое труднореализуемое указание для Наруто. Сейчас он в первую очередь захочет ломануться на помощь Гааре и остальным. Кивнул на прощание Сакуре и посмотрел сочуствующе на Наруто, так же говоря этим взглядом: "Только не наделай глупостей, так будет лучше".
Открыл дверь и вышел в коридор, направившись к недавно пройденным главным воротам деревни.
==> Крыши Домов ==> Главные Ворота

Отредактировано Хатаке Какаши (2009-03-11 14:24:36)

0

11

Всего пять минут назад кабинет был абсолютно пустым, не считая саму Цунаде-сама, восседающую за своим рабочим столом, и возможно, перебирающей какие-то бумаги. И вот теперь он ломился от большого количества людей.
Первыми в помещении появилась команда Хатаке с отчетом о миссии. Как и подобает, отчитавшись, джонины ожидали одного из двух: «отбой, можете идти отдыхать», или «для вас есть новое задание». Сам Сай поставил бы все на кон того, что миссия как раз и будет. Слишком много забот появилось в последнее время, поэтому ничего странного в этом бы не было. Но пока что Пятая об этом не говорила, но и отбоя не давала. До тех пор, пока не появился…
Через пару минут после четверки коноховцев дверь кабинета снова распахнулась. Предварительно же все услышали негромкий, но отчетливый стук, а после показался и сам виновник нарушенной тишины – Нара Шикамару. «Похоже он так же как и мы вернулся с миссии» - Сай не ошибся. Но что-то в нотках парня показалось ему необычным. Сколько он знал Шикамару, тот всегда был спокойным и ленивым. «Его голос подрагивает, похоже, это относится к признакам волнения …» - припомнил художник, покопавшись в своих знаниях. Но не мог понять от чего это вдруг. Может миссия закончилась не так успешно, как хотелось. В любом случае, знать цель миссии Сай не мог, а вот узнать, вполне. Нужно лишь послушать, что Нара скажет. И он сказал.
«Союзник разбит, похоже, силы противника значительно превосходят ожидания» - отметил Сай, услышав слова Шикамару. На этот раз никаких эмоций в голосе пришедшего он не заметил, ибо не очень хорошо разбирался в проявлении чувств, в том числе, как своих, так и чужих.
Доклад парня же значил лишь одно, следующей целью организации Акацуки будет Коноха, здесь и догадываться нечего было, к этому все и шло. А Суна лишь оттянула сий момент на некоторое время, причем тяжелой ценой для себя. Но все же, как такая деревня могла так быстро пасть? Не успела же она ослабнуть, предоставив Акацукам укрепляться. Быть такого не может. Но почему тогда? Как там Шика сказал? «Разбита до основания». Хотя о некоторых преступниках той организации ведь мало известно, если не сказать, почти ничего, а некоторые сведения могут быть неверными. Хотя тут вряд ли, Джирайя в свое время отлично поработал, и сомневаться в предоставленных им данных не приходилось. Как бы там ни было, а саннин давно мертв, и им приходится обходиться своими силами. Остается уповать на то, что этого хватит.
Но, как было сказано, Казекаге был жив, а это что-то да и значило. По крайней мере для Наруто. Для бывшего анбу подразделения «корень» это ровным счетом не значило ничего, просто еще один человек из сотни остался в живых, и этот человек был главой деревни. А значит, если жив ее глава, подразумевается, что сама деревня так же полностью не разбита.
Как не затронуло чувства Сая осознание о здравии Гаары, так же оставил он без внимания и состояние здоровья его сестры. С ней он не то, чтобы был незнаком, но почти не общался. А вот остальных похоже эта новость всколыхнула, посему, как только последние слова были произнесены, слово взяла Хокаге. Быстрым уверенным тоном она отдала нужные распоряжения. Теперь уже Сай не сомневался, что задание последует. Даже если в деревне и были свободные от миссии шиноби (а в этом вполне можно было сомневаться), то посылать сейчас за ними в виду того, что перед ней стояло несколько достойных ниндзя было бы… глупо? Почти. Самым верным – отправить этих воинов обратно в бой.
Сакуре и Шикамару предстояло отправиться на помощь родственникам Казекаге, Хатаке собрать команду, а Наруто… ему пришлось остаться в селении. И ему не позавидуешь. Довольно неплохо зная нрав Узумаки, Сай ожидал, что тот станет спорить и возмущаться по поводу выдвинутого решения. Это и произошло. Но наблюдать дальнейшее развитие событий не было возможности.
- Сай, идёшь со мной.
Коротко и ясно. Большего джонину и не нужно, он сразу понял, он в команде. Равно как и новоприбывшая куноити, имени которой юноша не знал, так как видел ее впервые, что было странно. Возможно все дело в том, что он слишком часто был в компании Узумаки и Харуно, а с другими почти не поддерживал никаких отношений. Как бы там ни было, а представляться Сай не стал, Какаши его уже назвал, оставалось лишь выдать краткое «Хай» и, даже не наградив лишним взглядом никого из присутствующих, последовать следом, покидая сей кабинет.
И хотя еще раньше художник грезил о том, как вернется домой, сейчас же его устраивало положение ситуации. Лучше так, чем оставаться наедине с собой в одинокой маленькой комнатке. Хотя нет, он там был не сам, его окружали его творения – картины.

х]--------------->>> Крыши ---->> Главные Врата

Отредактировано Sai (2009-03-10 19:08:22)

0

12

Мгновения не летели, но тянулись целыми минутами, укрепляя всё нарастающее напряжение в душе, пока Хокаге быстро и чётко раздавала указания. Девятнадцатилетней девушке было очень трудно представить, каково управлять селением и в мирное время, не говоря уж о войне. Не иметь права на ошибку, потому что от этого зависят чьи-то жизни… Не каждый согласиться на это, ведь пост Хокаге подразумевает не только силу, но и колоссальную ответственность…
На секунду, показавшуюся вечностью, Акеми закрыла глаза, отрезая себя от реальности, окружавших её людей, эмоций, действующих на нервы. Так ей было легче представить вокруг пустоту и собраться с мыслями, поборов желание дать драпа подальше от Резиденции.
Почему чужие эмоции и ограниченное пространство – это то немногое, что выбивает меня из колеи настолько быстро?
- Постой. Ты как раз вовремя.
Кемоно вновь окинула взглядом собравшихся, ожидая дальнейших разъяснений и указаний. Но их не последовало. Вместо этого один из джонинов зашагал в сторону двери. За ним, чуть погодя, без лишних слов проследовал второй.
Моя новая временная команда? Да я совсем щенок по сравнению с ними.
- Хатаке Какаши - руководитель твоей временной команды. Выступаем немедленно.
Девушка кивнула и тут же скользнула взглядом по незнакомому ей человеку. Ничего примечательного или необычного, кроме маски и расположения банданы, закрывающей левый глаз. Мужчина средних лет, побывавший в таких боях, которые куноичи даже не снились, опытный и уверенный в себе. Это было видно по его движениям и выражению глаза. Кемоно на секунду задержала взгляд на лице джонина: спокойное, ничего не выражающее. Во внешности второго незнакомца девушка также нашла несколько примечательных черт. Ростом не намного выше самой Акеми, этот джонин был каким-то бледным, и даже рядом с не такой уж загорелой куноичи сильно выделялся цветом кожи. Это казалось Кемоно странным. Ещё она уделила внимание спокойному и даже, наверное, немного безразличному взгляду тёмных глаз. В остальном же ничего необычного. По крайней мере, с первого взгляда "уцепиться" было больше не за что. Джонины не дали времени рассматривать себя.
- Хай, - ответила Акеми руководителю команды.
Не так громко, чтобы слышали все, но и не настолько тихо, чтобы не мог расслышать джонин. Она не представилась, не задала ни единого вопроса, не выразила никаких эмоций ни словами, ни тем более поведением.
Хотела миссию – распишись в получении. Всё лучше, чем бестолку бродить по Конохе, как бестелесный дух. Такая серьёзная команда… двое джонинов… Не ожидала, честно говоря. Должно быть, миссия очень важна.
Не тратя времени попусту, куноичи резко развернулась и проследовала за очередной временной командой, спеша оставить кабинет и всех присутствующих там позади. Тихо прикрыв за собой дверь, Акеми ещё раз скользнула взглядом по двум джонинам, соображая, как быстрее всего вписаться в общий темп команды. Ведь они, в конце концов, не генины или чуунины, с которыми Кемоно была в командах до этого, пусть и недолго.
Они не выглядят сильно разговорчивыми, в отличие от предыдущей команды. Оно и к лучшему.
Девушка тенью двинулась следом за джонинами.

--->Крыши --->Главные Ворота

0

13

Как только Шикамару зашёл в кабинет, Сакура интуитивно почувствовала, что хороших новостей от него не будет. Так собственно и получилось – Нара принёс ужасную весть о том, что Суна пала и выживших осталось очень и очень немного. Положение усугублялось тем, что из немногих уцелевших, были те, кто был тяжело ранен. Даже, когда ещё Шикамару не сказал о том, что нужна помощь хорошего медика, а Тсунаде не отдала свой приказ, Сакура уже знала, что она пойдёт. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы это понять. Сакура к своим двадцати стала самым преуспевающим медиком, не считая самой Тсунаде. Но Годайме сейчас не до помощи раненым – ей надо заниматься обороной Конохи, ведь теперь Акацуки наверняка пойду именно на это селение. Естественно, было уже не до того, чтобы помочь со срочными документами, Харуно даже и думать о них забыла. Как только Тсунаде приказала Хатаке собирать команду, последовал указ о том, что Сакура отправляется вместе с Шикамару. Какаши-сенсей приступил к действиям в следующую же секунду, позвав с собой Сая и девушку, которая пришла в кабинет Хокаге за заданием всего пару минут назад. Розововолосая куноичи мысленно перебирала всё, что ей могло понадобиться и осознавала, что всего этого у неё с собой нет. Домой или в госпитал заходить было попросту некогда, так что Сакура решила воспользоваться уже давно припасёнными на «чёрный день» сумкой. Подойдя к одному из шкафов в кабинете, Харуно достала из ящичка довольно увесистую сумку, в которой находились бинты, антисептики, всевозможные медицинские приборы и препараты, а так же небольшие склянки с мазями, травами и противоядиями для стандартных ядов. Перекинув коричневую сумку через плечо, Сакура обратилась к Хокаге:
-Тсунаде-сама, вернёмся, как только это станет возможным! – уверила Сакура своего сенсея. Она действительно собиралась как можно быстрее добраться до лагеря суновцев, оказать им помощь и вернуться в Коноху. Но Сакура умышленно не думала о том, что её организм может просто не выдержать такого. Ещё бы, она не любила признавать слабости, даже если они в принципе зависели не от неё самой, а от законов природы. Девушка повернулась к двери, собираясь не терять более не минуты. Но когда её взгляд упал на Наруто, она остановилась. Ему было приказано не покидать деревню. Он, естественно, возникал, ведь Суна многое для него значила… впрочем, как и весь мир. Он пытался громко доказать Хокаге то, что ему просто необходимо отправится к суновцам, которые сейчас слишком слабы, чтобы давать отпор нападению, которое могло быть совершенно повторно. Тсунаде молчала, что означало, что она ни в коем случае не передумает и не даст Наруто разрешение покидать селение.
-Наруто, - девушка обратилась к парню, медленно подходя к нему и смотря прямо в глаза, - пожалуйста… - что именно «пожалуйста» она не договорила. Но она знала, что он поймёт. Поймёт по её встревоженному взгляду, что она просит его быть в Конохе и не пытаться устранить все проблемы самостоятельно. Каким бы сильным он не был, она волновалась за него. Всё складывалось ужасно, и Харуно не знала, когда теперь в следующий раз сможет повидаться с ним. Мечты о том, что она уже сегодня ночью прижмётся к телу любимого человека, заснёт рядом с ним, с его именем на устах, моментально лопнули, как шарик. Так же она раздражалась от того, что не сможет быть рядом, не сможет, если что поддержать. Она вообще будет за много километров от него и от Конохи, которой грозит опасность, и не будет знать наверняка, всё ли нормально в селении. Не смотря на то, что в кабинете были Тсунаде и Шикамару, Сакура поцеловала Наруто в щёку, тем самым прощаясь с ним на некоторое время. Однако, поцелуй получился чересчур сухим. Мыслями Сакура уже была рядом с суновцами, чтобы вернуться сюда как можно скорее. Ей была противно предположение о том, что атака может случиться раньше, чем она вернётся. Всех хуже было представлять, что она может не успеть и застать любимое селение разрушенным, а дорогих людей похороненными под грудами камней.
«Берегите себя, Наруто, Тсунаде-сама…» - мысленно произнесла Сакура, отстраняясь от Наруто. Тот уже больше не спорил, по крайней мере пока. Он сердито смотрел на Тсунаде, сердясь скорее не на неё, а на себя, ведь он ничего не смог поделать, не смог уговорить Сенджу, не смог оказать Суне помощь.
-Шикамару, жду тебя у главных ворот, - небрежно выбросила она, уже складывая печать для шуншина. Исчезая в белоснежном облачке дыма, она кинула взгляд на Тсунаде, которая так стойко держалась во всей этой ситуации. Харуно ещё раз восхитилась своим сенсеем, думая, что такой она сможет быть ещё не скоро.

----> Улицы ---> Главные ворота (прошуншинилась несколько раз, ибо не теряем время и уже идём спасать суновцев)

0

14

Последние слова донесения растаяли в воздухе, и всего лишь на мгновенья (хотя сейчас они казались мучительно долгими) повисшая в кабинете тишина была нарушена голосом Хокаге. Четкие и быстрые приказы, указания, распоряжения. Не надо было что-то там долго анализировать, раздумывать, решать. Разрушение Суны – именно тот резкий толчок, заставляющий в полной мере осознать опасность, нависшую на Конохой, разрушающий последние иллюзии относительной безопасности, если они еще, конечно, у кого-то имелись. Мобилизация сил, встреча движущихся в Скрытый Лист суновцев. Это все было необходимо и важно, но Шикамару сейчас ждал только одного решения. Самого важного для него в данный момент. 
- Харуно Сакура, ты отправишься вместе с Шикамару…
Слова Пятой, эхом звучащие в ушах, заставили резко дернуть головой и отвести наконец взгляд от Сакуры. Все оказалось проще, чем он думал. Наверное, не стоило слишком сильно размышлять над этим вопросом, учитывая всевозможные детали и опираясь только на то, что необходимо и правильно для Конохи. Только вот опасность того, что Цунаде-сама выберет какого-нибудь другого медика, который не сможет помочь, казалась достаточно реальной. 
Сейчас Шикамару испытывал облегчение, навалившееся внезапно, какой-то расслабляющей волной. Незамедлительное возвращение назад, несмотря на то, что он не щадил сил по пути в Коноху, нисколько не смущало. Это решение было единственно правильным: каждая минута промедления могла стоить жизни Темари. И с собственной усталостью он способен справиться. Даже неизвестность впереди, а вопросов оставалось еще немало, не казалась такой уж отчаянно-мрачной.
Вот только продлилось это состояние непонятной и, может быть, совсем неуместной легкой расслабленности совсем недолго. Звон разбившегося стекла от влетевшей в помещение птицы, принесшей отнюдь не хорошие новости, разрушили все это в один момент.
«Нападение на лагерь? Но там же… - Шикамару мысленно прикинул, сколько человек осталось на границе со Страной Рек. – А учитывая количество раненых,  немногие из них способны драться. Даже ее брат… - память моментально подкинула груду деревяшек в палатке, которые когда-то были марионетками Канкуро. – Хотя, он мог уже привести их в рабочее состояние… Частично».
Просто анализ ситуации, причем ситуации со многими неизвестными. В общем-то, довольно бессмысленный и бесполезный, но так было проще. Лишь бы не думать, не давать всплывать в воображении совсем не нужным картинам, которые все равно прорывались сквозь тщательно выстраиваемую стену из мыслей. «Она же совсем беспомощна в таком состоянии. Не нужно  даже техник… Один удар кунаем или пара пинков закончат начатое акацки», - Шикамару поежился и зажмурился на мгновенье от вставшей перед глазами чудовищно-реалистичной картины.
«Они не допустят этого, - оставалось только верить в ее братьев. – Жизнь Темари сейчас в их руках, и они сделают все, чтобы передать ее Сакуре», - Шикамару взглянул на девушку, которая не теряла времени и как раз в этот момент закидывала на плечо сумку, подготавливаясь к миссии. Уход Какаши с командой из кабинета, он отметил скорее машинально, не придав этому значения. Сейчас были важней собственные мысли и действия, или точнее сказать, бездействие. Больно было понимать, что от него самого ничего не зависит, не иметь возможности предпринять хоть что-то.
Нужно было тоже отправляться. Но Шикамару только воздохнул, отворачиваясь к окну, отводя взгляд от Сакуры, прощающейся с остающимся в селении Наруто. Слишком тяжело было смотреть, вспоминая свое последнее горькое прощание с Темари. Раскинувшаяся за широким окном за спиной Хокаге Коноха выглядела нестерпимо яркой, казалось, еще немного и залитые утренним светом крыши домов начнут отражать солнце и облака. И жутким напоминанием о том, что все это может исчезнуть, разлететься на осколки, которые уже не собрать, служили трещины, разделяющие эту картину на неровные части, ломающую ее острыми гранями. Словно бы птица несколько минут назад разбила не просто стекло, украшая его остатки паутиной тонких ломаных линий, а разбила и все вокруг, всю привычную жизнь, не оставляя возможности собрать и вернуть прошлое.
-Шикамару, жду тебя у главных ворот.
Эти слова словно бы вернули его к реальности. Шикамару обернулся к Сакуре, чтобы увидеть лишь уже развеивающееся белое облачко там, где секунду назад находилась девушка. Привычно сложив пальцы в печать, он лишь легко кивнул Хокаге на прощание, прежде чем исчезнуть вслед за Сакурой.

==> Улицы ==> Главные ворота

Отредактировано Nara Shikamaru (2009-03-14 21:38:13)

0

15

<--------Улицы
Старик тихим шагом добрался до резиденции. Естественно никто из охраны даже не пытался остановить, так как знали кто он. Поэтому он незамедлительно добрался до кабинета Тсунаде. Данзо был уверен, что сейчас там никого нет. Неизвестно, либо это интуиция, либо что-то другое. Когда старик оказался перед дверью Хокаге, он, не долго думаю, постучал в неё несколько раз тростью и потом медленно открыл дверь.
Как и предсказывал Данзо, в кабинете никого не было, кроме самой Хокаге. Кабинет не особо изменился с дней правление Сарутоби, так как Тсунаде не любила и не разбиралась в интерьере и прочем. Это пожалуй единственное, что связывало её и самого Данзо. Однако одна "картина" в кабинете всегда заставляла вспыхивать внутри Данзо небольшой огонёк обиды и чёрной зависти. Это стол и кресло Хокаге. Эти две части интерьера стояли "спиной" к большому окну, из которого был виден монумент Хокаге. Вся эта картина всегда раздражала Данзо и он всегда мечтал оказаться на месте Хокаге и сесть наконец-таки на этот стул. Однако удача до сих пор не улыбнулась хромому старику и он продолжает лишь созерцать эту картину со стороны. Что происходило и сейчас. Однако Данзо не стал долго задерживаться в проходе и медленным, но уверенным шагом (несмотря на хромоту и трость). Начал подходить к Тсунаде.
-Добрый день Тсунаде-химе- монотонным и холодным голосом поздоровался старик.-Я пришёл с Вами кое-что обсудить. Это дело не требует отлагательств на потом, так что вам, как Четвёртому Хокаге придётся наконец-то принять хоть одно радикальное и важное решение
Данзо специально акцентировал в своём приветствии фразу "..как Четвёртому Хокаге..", так как знал, что эта издёвка не пройдёт мимо  ушей Тсунаде.
-Я надеюсь, что вы в курсе, что случилось с Сунагакуре но Сато, Тсунаде-химе? Всё-таки я надеюсь, что ваши никчёмные АНБУ смогли хоть это разузнать- Данзо давно перестал уважать всех АНБУ, не стоящих в рядах "Корня", так как считал их людьми просто носящими форму самых высококвалифицированных шиноби селения.- Вы должны понимать, что на данный момент наше положение не сильно отличается от положения Суны, когда та готовилась к собственной обороне
Данзо действительно так считал, ведь сейчас, когда "Акацки" стали показывать своё истинное лицо, его шпионы смогли довольно много разузнать о них. Когда Данзо прочитывал все рапорты шпионов, работающих на него по делу "Акацки", он всё больше жалел, что в его рядах нет таких высококлассных шиноби, как члены этой дьявольской организации. Однако одного из членов он бы не хотел видеть в числе своих подопечных, он вообще не хотел бы его видеть живым- это Учиха Итачи, тот самый человек, который снова помешал Данзо в плане за получения власти в Конохе. Все эти мысли пронеслись в голове у Данзо за долю секунды, никак не отразившись на лице этого старого шиноби.
-Я считаю, что сейчас у нас нет таких больших возможностей, чтобы открыто противостоять "Акацки"- продолжил старик.- Поэтому я надеюсь на ваше благоразумие Тсунаде и предлагаю вам эвакуировать жителей и всех шиноби куда-нибудь в горы, а потом, накопив силы атаковать противника, когда тот будет не готов к этому
Данзо говорил холодно и монотонно, но при этом всё равно было понятно, что сейчас старик не шутит. Он прекрасно понимал, что сейчас, скорее всего, получит отказ. Этого он и добивается. Данзо прекрасно знает характер Тсунаде Сенджу и понимает, что она никогда не бросит деревню на растерзание "Акацки". Поэтому Данзо не станет вступать с ней в ярый спор, а лишь приготовился выслушать отрицательный ответ из её уст и понуро удалиться, оставшись человеком, который попытался что-то сделать для Конохи. Весь этот спектакль, если он состоится, пойдёт только на руку Данзо.

0

16

- И… Наруто, тебе запрещено покидать пределы Конохи. Приказ не обсуждается!!! - воскликнула Тсунаде так, словно уже заранее предугадала, что Наруто будет не особо доволен ее репликой. Что ж.. И в этот раз она не ошиблась.
"Боится ли она, что Акатцуки смогут настигнуть меня раньше, чем могли бы? В конце концов, какая разница, где именно мы будем сражаться - в Конохе или где-то за ее пределами? Слишком долго я ждал этого момента, слишком долго лелеял в себе надежду, что они исчезли навсегда, слишком долго полагался на то, что время нашей встречи будет именно тогда, когда это будет по-настоящему нужно.. Что ж, если Тсунаде-баа-чан действительно верит в то, что я останусь в бездействии именно сейчас, она ошибается!.."
- Безопасность Деревни превыше всего и ты нужен нам тут! - добавила она для пущей важности своего убеждения, что Наруто не должен покидать пределы Конохогакуре. В конце концов, в ее словах была доля правды. Только вот какой правды для самого Наруто?..
- Но!..
Самое что интересное, ее слова были болью, были нестерпимой болью для Узумаки. На самом деле, он прекрасно понимал, что в его отсутствие на деревню могут напасть Акатцуки, и что здесь его место. Здесь место человека, который всеми силами хочет защищать деревню, защитить ее жителей, дать возможность нормально существовать даже ценой его собственной жизни. Разве не он так сильно хотел стать Хокаге?..
И Тсунаде-баа-чан знала это. Знала, насколько тяжело для Наруто слушать, а еще тяжелее - услышать. По-настоящему принять это и понять, что его роль - роль шиноби, что приложит все свои силы для защиты Конохи. И Узумаки отчаянно сжимал кулаки, отказываясь даже думать об этом.
За спиной хлопнула дверь вышедшего Шикамару.
В мире, еще до рождения самого Наруто существовало множество героев. Героев, которые так же как он, не видели другого смысла в жизни, кроме как отдать все свои силы на защиту своей духовное родины, своего Скрытого Селения, своего дома. Были герои, сильные, могущественные, те, что всю жизнь трудились на благо деревни, те, о ком знал каждый, те, кого боялись и одновременно уважали. О них говорили, слагали легенды и даже после их смерти их помнили и чтили. О них до сих пор читают книги, а маленькие мальчишки равняются на них. Такие герои обязательно умирали в сражении, а возможно и от старости.
Были герои и другие. Те, кто никогда не выделялся из толпы, те, кто были забиты обществом. Такие герои были или трусами, или теми, кто всегда ценил прежде всего свою жизнь, а не существование родины. Таких героев никогда не любили, но в один прекрасный момент такие герои собирали всю свою храбрость в кулак и неслись с  победным кличем на врага, защищая то, что им дорого. Такие герои умирали глупо, в конце сражения, где враг успевал перед смертью добить своего противника решающим ударом. Таких героев ценили и помнили немногие, но благодаря таким героям деревня Скрытого Листа все еще существует. Их имена до сих пор высечены на камне. Многие среди многих.
- Тсунаде-баа-чан! - воскликнул Наруто, - Если вы всерьез полагаете, что я оставлю погибать там, на границах, моих друзей и тех, кто сейчас так нуждается в нашей помощи - вы ошибаетесь! - казалось, в Наруто бушевала какая-то невероятная сила и стремление, - Я ни за что не оставлю Гаару и остальных суновцев, и пусть нам на встречу выйдут хоть сотни, нет, тысячи из Акатцуки, я обещаю - я убью их всех, - тут он приостановился и, наконец отдышавшись, произнес, - А потом вернусь в деревню и буду защищать ее до последнего вздоха. Это мой путь ниндзя, - и, развернувшись, Наруто вышел из личного кабинета Хокаге.
Есть герои, которые умирают героями - о них помнят и свято верят в их былую силу. Есть герои, которые только перед смертью становятся героями - благодаря им Дух Огня до сих пор горят в сердцах нынешних бойцов.
А есть герои, которые не умирают никогда.     

=====>>> Главные Ворота

0

17

           Сенджу Цунаде


После того, как приказы были отданы, и все слова сказаны, шиноби быстро покинули кабинет. Медлить – непозволительная роскошь в любое время. Отныне.
   - Тсунаде-баа-чан!  Если вы всерьез полагаете, что я оставлю погибать там, на границах, моих друзей и тех, кто сейчас так нуждается в нашей помощи - вы ошибаетесь! Я ни за что не оставлю Гаару и остальных суновцев, и пусть нам на встречу выйдут хоть сотни, нет, тысячи из Акатцуки, я обещаю - я убью их всех. А потом вернусь в деревню и буду защищать ее до последнего вздоха. Это мой путь ниндзя.
  - Наруто!!! Даже не смей! – крикнула Цунаде, стукнув кулаком по столу, но даже это не остановило упрямого мальчишку, которого и след простыл. Бежать за ним, тряхнуть хорошенько за шиворот и отвесить крепкую затрещину, ой, как бы не помешало.
   - Надо было бы…, -Цунаде устало опустилась в кресло, но в её глазах уже не  было  гнева и строгости – лишь легкий укор.
  - Совсем как ты, - пробормотала Хокаге,- Видимо, старею, раз собственные подчиненные вытворяют что хотят. Надо будет отчитать по возращению как следует…
   И все же к Наруто у Цунаде было особое отношение. Столько жизненных ниточек, наполненных воспоминаниями, яркими обрывками жизненных моментов, полных надежд стольких людей, вели к нему, связывая судьбу Конохи и его путь в единое целое.
  - Наруто..,- уже более неодобрительно покачала головой Цунаде, переводя взгляд на кипу документов, грозным ворохом возвышающихся на столе. Здесь было все, что возможно – списки команд, записи текущих миссий, заказы. Шиноби постепенно прибывали в Коноху. Безопасность деревни будет стоить дорого – отказ от новых миссий, а, значит,  ограничение в материальных ресурсах. В условиях падения деревень Коноха могла бы процветать. Но все сводилось к тому, что деревня была на очереди, а этот факт особой радости не придавал.
  Голова уже гудела от усталости.
   - Надо будет собрать совет старейшин в очередной раз, и поговорить с Шикамару по возвращении, с глазу на глаз. Слишком уж все серьезно. – Хокаге вздохнула, откинувшись на спинку кресла, пытаясь расслабить мышцы спины, которых уже сводило от постоянной сидячей работы.
    - Сейчас бы не помешала стопочка саке, и поход на горячие источники, - ностальгически пронеслось в голове, но от этого стало лишь грустно.  Цунаде уже забыла, когда в последний раз баловала себя. Работы было невпроворот. А без верной помощницы так совсем несладко.
     Но долго предаваться размышлениям не довелось – дверь вновь скрипнула, а на пороге предстала хорошо знакомая Цунаде фигура. Этого человека Хокаге была совсем не рада видеть в своем кабинете.
    Данзо…. Пренеприятнейший человек, с наличием которого приходилось мириться скрепя зубами и собирая волю в кулак. На его приветствие Цунаде ответила лишь сухим кивком, сжав губы и приняв сосредоточенное выражение, подсознательно готовясь давать отпор.
    -Я надеюсь, что вы в курсе, что случилось с Сунагакуре но Сато, Тсунаде-химе? Всё-таки я надеюсь, что ваши никчёмные АНБУ смогли хоть это разузнать, - произнес Данзо.
    - Мы в курсе, - коротко отрезала Цунаде, поднявшись  с  кресла и развернувшись лицом к окну, чтоб не дать возможности собеседнику насладиться возможной  реакцией на его речи. Хокаге слишком устала для подобных бесед, наполненных колкостями и сарказмом.
    -Я считаю, что сейчас у нас нет таких больших возможностей, чтобы открыто противостоять "Акацки"
    - Вы так недооцениваете возможности Конохи? - холодно ответила Цунаде, скрестив руки на груди, но Данзо продолжил несмотря ни на что.
- Поэтому я надеюсь на ваше благоразумие Тсунаде и предлагаю вам эвакуировать жителей и всех шиноби куда-нибудь в горы, а потом, накопив силы атаковать противника, когда тот будет не готов к этому.
    - ЧТО?! – Хокаге резко развернулась, бросив полный гнева взгляд на невозмутимого старика.
  - Бросить деревню?!!!! Объявить эвакуацию?! При столь высоком уровне обороноспособности?!!! Всех резервах, подготовке шиноби?! Отдать все врагу и ютиться в шалашах без крыши над головой и какой-либо защиты?! Это сущий бред!
  Цунаде если бы могла – испепелила все вокруг.  Но, похоже, это был бы тот результат ,которого и хотел добиться Данзо, поэтому пришлось взять себя в руки и поумерить пыл, ожидая объяснений от старика.  Он явно выжил из ума. Опасный враг, опасный союзник…

0